Порекомендовать героя

WE важно, кто рядом с нами и нашими семьями. МЫ стремимся делать так, чтобы вокруг нас были надежные люди, которым можно доверять. Рекомендуя людей, обратите внимание на наши ценности и ориентиры.

    Наши люди WE:

  • Наш Человек стремится создавать то, что улучшает жизнь людей

  • Наш Человек в общении с окружением честен и справедлив, порядочен и верен

  • Вы доверяете ему и уверены в его искренности

  • Наш Человек живет полной жизнью: любимая семья, достойное окружение, любимое дело, интересное хобби

  • Наш Человек всегда идет вперед и развивается

  • Наш Человек неравнодушен и готов вместе с нами создавать добрые дела

Далее
Порекомендовать героя

Выберете одну или нескольо рубрик, в которую вы рекомендуете человека


Закрыть поиск
ВАША ЗАЯВКА ПРИНЯТА

Спасибо за неравнодушие!
Нам важно узнавать о достойных людях, чтобы рассказывать о них городу!

Вернуться на главную

Подписаться на рассылку

Array
(
    [SRC] => 
    [WIDTH] => 0
    [HEIGHT] => 0
)
shkola-yuliya-dmitrieva-o-tom-pochemu-uchitelya-dolzhny-byt-obespechennymi

Образование

Школа. Юлия Дмитриева о том, почему учителя должны быть обеспеченными
621

08.02.2019

Школа. Юлия Дмитриева о том, почему учителя должны быть обеспеченными

Юлия Дмитриева, 40 лет, родной город — Алматы, директор JD marketing.kz


Было


20181019-WED_0706.jpg

Я училась в одной из центральных школ Алматы — 39 школа имени Ленина. Ее в свое время оканчивали мои мама и дядя. Они учились у тех же учителей, у которых учились я и мой брат. Поэтому нас сравнивали не только с одноклассниками, но и с родными. С одной стороны, это здорово, а с другой — полное отсутствие личного пространства. Может быть, поэтому у меня сформировалось устойчивое внутреннее состояние бунта. Я была отличницей и бандиткой. Я знала все предметы, но при этом носила короткие юбки, пропадала на крышах, в подвалах. Доказывала, что одно не зависит от другого.

Больше всего я любила математику. Мне нравится логика, структура этого предмета. Еще дружила с русским языком и литературой, но моя личная программа шла вразрез со школьной. Мой дедушка — журналист, редактор газеты, издатель, бабушка долго работала в типографии. Поэтому в доме всегда было много книг. Я успевала прочесть все школьные книги на пару лет раньше. Это было забавно. Например, в шестом классе я перечитала книги Дюма, и когда мы начали изучать историю Франции, у меня были баталии с учителем. Потому что то, что писал Дюма, сильно отличается от школьной программы, это литературная выдумка, но на тот момент мне это было непонятно, а у учителей не хватало знаний и аргументов для диалога. Я могла выступать с рефератом по биологии и доказывать альтернативные теории сотворения мира, беря за основу Библию или Толкиена. Наверное, это был некий эпатаж, демонстрация, как нужно работать с информацией. Класс всегда был в шоке.

В школе не было сложно, больше некомфортно

90-е годы были переломным моментом. Тогда учителя не знали, что делать, потому что привычная система рухнула. Я помню, как плакал наш учитель истории. Поэтому они не мешали, давали нам базовые вещи, учили человеческим принципам вместо перечеркиваемых истин.

Я вздохнула с облегчением, когда окончила школу. Институт воспринимался уже по-другому, гораздо легче. В школе не было сложно, больше некомфортно. Потому что это была территория жестких правил, взрослых людей, которых нужно слушаться.


Стало


20181019-WED_0707.jpg

Во времена моего детства у нас была только стандартная школа и дворцы школьников, где можно было заниматься. Сейчас вариантов обучения много, больше возможностей найти дополнительных учителей вне школы, и разрешить ребенку самовыражаться. Но по факту во главе все равно стоит стандартная школа.

Стало сложнее найти добрых учителей. Много профессионалов, но мало тех, кто по-настоящему любит детей. В школах меняются предметы, подача, но все это внешнее. Агрессия и жесткие рамки по-прежнему остались. Не все учителя готовы к тому, что ребенок может сказать им «нет».

У меня трое детей: младший в садике, средняя оканчивает четвертый класс, а старшая идет в восьмой. Со старшей дочерью мы второй год учимся по новой программе. Контекст разный, но суть одна, учителя пока не могут перестроиться. Например, преподаватель физики ведет факультатив на английском языке, но моя дочь знает язык лучше. И учителя, и дети понимают абсурдность этой ситуации, никто не относится к этому серьезно.

Я стараюсь искать школу, где будут адекватные учителя

Я стараюсь искать школу, где будут адекватные учителя. Для меня это заботливые преподаватели, которые любят детей и хотят преподавать. У них горят глаза, они не говорят детям гадости. Такой учитель для меня в приоритете. Перевожу детей между школами и садами, ищем своих людей.

Я считаю, что важно не «добивать«» детей дома. Нужно убирать жесткий контроль, требования. Позволять им уделять время тому, что им нравится, развивать их сильные стороны. А когда они развивают свои сильные стороны, у них подтягиваются и все остальные предметы.


Будет


20181019-WED_0714.jpg

Когда у детей будет возможность учиться общаться и взаимодействовать друг с другом, они смогут развиваться вне шаблонов и рамок, и это станет главным качеством будущего века.

Я хочу, чтобы дети гуляли на переменах. Хочу, чтобы классы в школах были меньше — по 10, 12, 15 человек.

Учителя должны быть обеспеченными, идти в профессию, потому что им это действительно нужно и важно. Это гораздо важнее того, что написано в учебниках.

Учителя должны быть обеспеченными, идти в профессию, потому что им это действительно нужно и важно

В начальной школе важна роль учителя. Ребенок находится на двух территориях — с учителем и с родителями. Поэтому важно, чтобы они не тянули одеяло в разные стороны. Родителям нужно понять и принять ту линию, которую ведет учитель. Так ребенку становится легче, он не тратит силы на вопросы взаимодействия с учителем и родителями, а начинает учиться.

Важно, чтобы школьная жизнь оставляла время на свободу перемещения. У ребенка должно быть несколько часов на то, чтобы общаться, гулять с друзьями, ходить на дополнительные занятия, тренировки. Школа должна быть местом, где ребенок сможет понять, в какую сторону он хочет двигаться дальше. Понять, что его интересует, и развивать это вовне.