Как создать в Казахстане мужской бренд одежды и открыть 13 бутиков за 2 года | Молодое дело на WEproject

Порекомендовать героя

WE важно, кто рядом с нами и нашими семьями. МЫ стремимся делать так, чтобы вокруг нас были надежные люди, которым можно доверять. Рекомендуя людей, обратите внимание на наши ценности и ориентиры.

    Наши люди WE:

  • Наш Человек стремится создавать то, что улучшает жизнь людей

  • Наш Человек в общении с окружением честен и справедлив, порядочен и верен

  • Вы доверяете ему и уверены в его искренности

  • Наш Человек живет полной жизнью: любимая семья, достойное окружение, любимое дело, интересное хобби

  • Наш Человек всегда идет вперед и развивается

  • Наш Человек неравнодушен и готов вместе с нами создавать добрые дела

Далее
Порекомендовать героя

Выберете одну или нескольо рубрик, в которую вы рекомендуете человека


Закрыть поиск
ВАША ЗАЯВКА ПРИНЯТА

Спасибо за неравнодушие!
Нам важно узнавать о достойных людях, чтобы рассказывать о них городу!

Вернуться на главную

Подписаться на рассылку

Array
(
    [SRC] => /upload/resize_cache/iblock/910/400_450_240cd750bba9870f18aada2478b24840a/91040725cf3fded652fd0aa2ca610a8b.jpeg
    [WIDTH] => 400
    [HEIGHT] => 450
)
kak-sozdat-v-kazahstane-muzhskoy-brend-odezhdy-i-otkryt-13-butikov-za-2-goda

Молодое дело

Как создать в Казахстане мужской бренд одежды и открыть 13 бутиков за 2 года
13095

Нурсултан Магзумов, 28 лет, сооснователь брендов

Tumar Qazaqstan и SHOQAN

by Shoqan Ualikhanov

Улугбек Шарипов, 28 лет, родной город — Тараз, сооснователь

брендов Tumar Qazaqstan и SHOQAN by Shoqan Ualikhanov

02.09.2019

Как создать в Казахстане мужской бренд одежды и открыть 13 бутиков за 2 года


Как все начиналось


Нурсултан. Мы основатели двух казахстанских брендов — Tumar Qazaqstan и SHOQAN by Shoqan Ualikhanov.


Улугбек. У нас было много неуспешных проектов, из них три совместных. Не хватало опыта, знаний, навыков — мы учились на собственных ошибках.

Нурсултан. В один период несколько месяцев жили в Москве, пробовали себя там. Проекты были неудачные, но мы попали в классную бизнес-тусовку. Познакомились с предпринимателями, наблюдали за их образом жизни, стилем — в Москве тогда уже была мода на классические мужские костюмы: твидовые, шерстяные, комбинированные. Мы понимали, что в Казахстане такого нет.

Улугбек. Компанию Tumar мы основали три года назад в партнерстве с продюсером Эриком Тастембековым. Когда стали получать первые доходы, начали следить за собственным стилем. Но не могли найти ничего подходящего: было либо дорого, либо некачественно. Тогда мы нашли швею и отшили костюмы для себя. Потом к нам стали обращаться друзья, их знакомые — мы пошили для них первые костюмы. Спустя год появился бренд SHOQAN.


Как запустить бизнес


Улугбек. На момент запуска Tumar у нас был долг 18 миллионов. Я занял еще 3 миллиона, и с минусом в 21 миллион мы запустили компанию.


Нурсултан. Мы проанализировали рынок — тренд шел на часы с казахской национальной тематикой — ничего оригинального и стильного.

С минусом в 21 миллион мы запустили компанию


Первая коллекция Tumar состояла из кожаной коробки, где были часы, кожаное портмоне и ручка — подарочный комплект, который стоил от 15 000 тенге. Дизайн часов не обязывал ни к чему — сдержанные, классического стиля. Подобного на рынке не было, и за 2 месяца мы продали 500 комплектов.

Улугбек. Спустя год расплатились с долгами. И уже с небольшим капиталом — около 70 миллионов запустили SHOQAN на свои средства.

Когда мы запускали первую коллекцию, получили не самые хорошие отзывы. Где-то были узкие брюки, где-то длинные или короткие рукава. Мы собирали обратную связь и улучшали продукт. Все модели придумывали сами.

Все начиналось с одной швеи. Когда продукт стал пользоваться спросом, мы нанимали швей на аутсорсе. А когда масштабы и продажи выросли, когда мы открывали уже седьмой бутик, поняли, что не можем поддерживать единые стандарты качества. Когда отшиваешь много и часто, не хватает экспертности — каждая швея шила по-своему. Поэтому мы перенесли часть производства в Китай — я жил там семь лет, и у меня был большой опыт работы с этой страной. Теперь часть продукции отшивается там, а корпоративные заказы и индивидуальный пошив делаем здесь.

Нурсултан. Обе компании быстро вышли на прибыль — Tumar с первого дня рекламы, SHOQAN — спустя четыре месяца. Но как только мы вышли на продажи, уже не уходили в минус. 2 года назад у нас был один бутик, сегодня их 13. Оборот, выручка, модельный ряд — постоянно увеличивается.


Мы делали рекламу костюмов на весь Казахстан, но не зарабатывали с регионов. Поэтому решили открываться в городах через партнеров. Первый бутик открыли в Уральске через полгода, потом Атырау, Астана. Самый первый опыт был неудачный, бутик работал в ноль на протяжении года. Но после того как мы передали бутик другим партнерам, он показал хорошую прибыль с пятидесятикратным увеличением выручки.


Как привлечь клиентов


Улугбек. Первые четыре месяца работы SHOQAN у нас не было клиентов, мы не могли выйти на нашу аудиторию.

Ошибка была в том, что мы сделали такой же маркетинг, как и в Tumar, но это не сработало. Мы рекламировались через казахстанских звезд, и продукт не зашел. Мы начали интересоваться у желаемой аудитории, что они хотели бы видеть. Оказалось, что людей не привлекает перспектива выглядеть так, как те или иные звезды. Им хотелось чего-то нового, чтобы подчеркнуть индивидуальность. Поэтому мы переупаковались, запустили новую рекламу. Стали работать только с моделями, изменили социальные сети, привлекли подходящий типаж лиц, сделали фотосессии.

Нурсултан. Наши ролики крутятся по республиканским каналам, есть реклама на радио, блогерское направление, работа с амбассадорами. Работаем со всеми направлениями: бизнес, спорт, искусство.


Один из первых бренд поддержал Санжар Мади, он стал амбассадором, выкладывал фото в Instagram, участвовал в фотосессиях. Так появился интерес к бренду и, соответственно, продажи. Первый год мы не работали ни с кем, кроме него. Редко кому удавалось сделать фотосессию в наших костюмах, но даже в этих случаях нас не отмечали в сетях.

Мы сделали коллаборацию с Хабибом в период его боя с Макгрегором. У нас было несколько попыток выйти на него, мы работали с его отцом. Завершить этот процесс помогли партнеры в Москве. Мы шли к этому на протяжении полугода, так как видели перспективу как для нас, так и для бренда. Хотели выйти на Россию, и это был огромный рычаг и рекламная поддержка, которая помогла это сделать.

Сделать бренд узнаваемым сложно. Но спустя год мы были на слуху. А после коллаборации с Хабибом и после того, как первый президент РК стал бренд-амбассадором SHOQAN, о нас узнали многие.

Улугбек. Мы пробуем, постоянно генерируем новые идеи, работаем в разных направлениях, и какое-то из них выстреливает в успешную кампанию. Было много неудачных начинаний, которые плохо влияли на бренд. Мы даже целенаправленно использовали черный пиар — получили много плохих отзывов, но сделали много продаж.


Нурсултан. Для нас важны детали. Например, есть около 30 видеороликов и 10 фотосессий, которые так нигде и не были опубликованы. Если стандарты не соблюдаются, мы не будем это размещать.


О сложностях


Улугбек. Мы отшивали коллекции, которые не пользовались спросом из-за цвета или белых брюк.

Нурсултан. Обычно такие костюмы не покупают из-за особенностей менталитета. Но мы продаем только то, что нам нравится. Навязываем свой взгляд и стиль, не подстраиваемся под то, что есть на рынке. Просто работаем дальше. Принципиально не продаем школьную форму, для женщин пошиваем костюмы только в редких случаях.


Что помогло достичь успеха


Улугбек. У нас в команде около 100 человек. Нурсултан берет на себя сферу коммуникаций и маркетинга, я занимаюсь производством и мерчем.

Нам помогло, что в Казахстане эта ниша не была развита. Для нас важны критерии и стандарты того, как должен сидеть классический костюм: как должен быть завязан узел галстука, на сколько должны выглядывать манжеты и т.д. Мы заморочились над продуктом, упаковкой, контентом, и это выстрелило.

Для нас важны критерии и стандарты того, как должен сидеть классический костюм: как должен быть завязан узел галстука, на сколько должны выглядывать манжеты


Нурсултан. Мы закрыли три сферы: визуальное, осязательное и звуковое сопровождение. Во всех бутиках один фирменный запах, плейлист, одинаковое оформление манекенов. У нас есть специальный человек, который следит за всеми стандартами в бутиках по камерам. Есть целая книга, которая дает понять, что такое SHOQAN изнутри. И клиент это ценит.


Эта работа напрямую связана с продажами. Мы на сто процентов уверены: если выдерживать визуальную часть бутика по всем критериям, он будет прибыльным. И, наоборот, стоит отойти от стандартов — все пойдет не так.

У нас получается создавать новое. Но в определенный момент мы поняли, что надо сфокусироваться на одном, чтобы продолжать бизнес осознаннее.

Когда мы запускали SHOQAN, сделали акцент на индивидуальный пошив и пошив готовых костюмов. Но когда спрос стал опережать наши возможности, мы на определенный период полностью отказались от индивидуального пошива и перешли на продажу готовых костюмов.

Сейчас работаем над тем, чтобы снова внедрить индивидуальный пошив во всех точках.


О настоящем


Нурсултан. У нас был быстрый рост, и операционная часть не успевала адаптироваться под изменения. Поэтому мы также работаем над тем, чтобы наладить планирование производства, распределение модельного ряда по регионам в зависимости от их специфики. Для этого привлекаем казахстанских и зарубежных специалистов. Хотим, чтобы через шесть-восемь месяцев бизнес-процессы не зависели от нас. Планируем создать руководство по SHOQAN, которое можно будет передавать партнерам.


Улугбек. Мы считаем, что на сегодняшний день у нас нет конкурентов в Казахстане. В стране осталось три города, где нас нет: Павлодар, Кызылорда, Костанай.

Нурсултан. Изначально мы выстраивали бизнес-модель, чтобы масштабироваться не только в рамках Казахстана, но и выйти на рынок России, среднеазиатских стран.

Улугбек. Мы уже работаем в Москве. Планируем выйти на рынок Узбекистана, Беларуси и Украины. В Узбекистане нет подобных предложений, поэтому мы найдем там своего клиента. А в Украине интересно поработать с более продвинутыми специалистами и почувствовать конкуренцию. Плюс это даст возможность выйти на рынок Европы.