Порекомендовать героя

WE важно, кто рядом с нами и нашими семьями. МЫ стремимся делать так, чтобы вокруг нас были надежные люди, которым можно доверять. Рекомендуя людей, обратите внимание на наши ценности и ориентиры.

    Наши люди WE:

  • Наш Человек стремится создавать то, что улучшает жизнь людей

  • Наш Человек в общении с окружением честен и справедлив, порядочен и верен

  • Вы доверяете ему и уверены в его искренности

  • Наш Человек живет полной жизнью: любимая семья, достойное окружение, любимое дело, интересное хобби

  • Наш Человек всегда идет вперед и развивается

  • Наш Человек неравнодушен и готов вместе с нами создавать добрые дела

Далее
Порекомендовать героя

Выберете одну или нескольо рубрик, в которую вы рекомендуете человека


Закрыть поиск
ВАША ЗАЯВКА ПРИНЯТА

Спасибо за неравнодушие!
Нам важно узнавать о достойных людях, чтобы рассказывать о них городу!

Вернуться на главную

Подписаться на рассылку

Array
(
    [SRC] => 
    [WIDTH] => 0
    [HEIGHT] => 0
)
nastoyaschaya-istoriya-wildberries-kak-tat-yana-bakal-chuk-stala-glavnoy-v-e-commerce-i-kto-ey-v-etom-pomog
Настоящая история Wildberries. Как Татьяна Бакальчук стала главной в e-commerce, и кто ей в этом помог
936

28.08.2020

Настоящая история Wildberries. Как Татьяна Бакальчук стала главной в e-commerce, и кто ей в этом помог

История компании Wildberries и ее основательницы Татьяны Бакальчук — готовый сюжет для красивой драмы: учительница английского из Подмосковья стала богатейшей женщиной страны. Но до сих пор этой истории недоставало важных деталей. The Bell впервые рассказывает непридуманную историю русского Amazon.


Как создавался публичный образ Татьяны Бакальчук

Фото Ивана Кайдаша для Forbes Woman

В 2017 году у Wildberries разгорелся конфликт с поставщиками. За неполный год компания получила от партнеров больше двух десятков исков. Wildberries удавалось выигрывать суды, и в масштабах бизнеса суммы исков были незначительные. Но из-за закрытости компании по рынку поползли слухи о финансовых проблемах.

Менеджеры жаловались Татьяне Бакальчук и ее мужу на сложности в переговорах с поставщиками, вспоминает бывший сотрудник Wildberries. Компания хотела работать с дорогими брендами, а те первым делом спрашивали: «Вы разве не банкротитесь?».

Тогда Бакальчуки впервые решили нанять профессиональных пиарщиков. Поиск поручили Егору Пчелинцеву, одному из старейших сотрудников Wildberries, сейчас он директор по рекламе и PR. Пчелинцев выбрал небольшое PR-агентство «Лампа».

Бывший сотрудник Wildberries вспоминает, что партнерство с пиарщиками оказалось непростым: вытянуть инфоповоды не удавалось, сотрудники компании игнорировали вопросы внешних пиарщиков в рабочей переписке. Но те не отчаивались. Поставив на поток производство пресс-релизов про квартальные показатели и запуск новых товарных категорий, они стали уговаривать Татьяну Бакальчук стать героиней большого материала в одном из ведущих деловых изданий. Через несколько месяцев она согласилась.

Пиар-консультанты решили, что позиционировать компанию выгоднее всего через историю self-made woman, бывшей учительницы английского, которая запустила бизнес вскоре после рождения ребенка.

Материал вышел в журнале Forbes. Он во многом повторял статью в том же издании, вышедшую в 2012 году. Но поскольку с тех пор о Wildberries никто подробно не рассказывал, публикация сработала именно так, как это и было задумано. Поставщики стали лояльнее, увидев в Бакальчук «бизнесвумен от сохи», от журналистов не было отбоя. Постепенно Татьяна втянулась, стала участвовать в светской жизни. В 2018 году основательница Wildberries дала первое в своей жизни видеоинтервью YouTube-каналу миллиардера Игоря Рыбакова. Его компания «Технониколь» тогда делала кровлю для самого большого склада Wildberries.

«Такие большие компании обязательно строятся в партнерстве: один человек — системный менеджер (это Владислав (Бакальчук)), второй — душа, вибрация мира (это Татьяна), — рассуждал Рыбаков в беседе с The Bell. — Люди вокруг Татьяны сплачиваются, объединяются. Она заряжает их идеей, и каждый чувствует себя важным для достижения цели. Это семейный бизнес. Почему-то принято считать, что там один лидер. На самом деле их два, и оба выполняют критически важные роли».


Чем супруги Бакальчук занимались до создания Wildberries. Спойлер: Владислав был успешным бизнесменом

Когда Татьяна Бакальчук решила открыть свое дело, ее муж Владислав уже был опытным предпринимателем. Сайт интернет-магазина Wildberries, на который якобы едва хватило денег, сделала принадлежащая ему компания.

Бакальчук занялся бизнесом в конце 1990-х. Сначала торговал компьютерами, в 2002 году, в возрасте 25 лет, создал интернет-провайдера UTech (ООО «Универсальные технологии») — на паритетных началах с Алексеем Фадеевым, своим знакомым. Компания работала в Южном, Юго-Восточном и Восточном округах Москвы.

После учебы на радиотехническом факультете МЭИ Бакальчук успел поработать мастером по прокладке сетей. В UTech он отвечал как раз за техническую часть. Фадеев договаривался с чиновниками об установке оборудования в жилых домах. Через 5 лет после старта UTech обслуживал около 15 тысяч домохозяйств. Выручка за 2006 год составила почти 30 миллионов рублей, прибыль — 1,2 миллиона рублей. При UTech работала веб-студия UT Design. Она делала в том числе интернет-магазины. Например, UT Design изготовила сайты для мастерской «Ваша шляпка» родственницы Владислава Елены Бакальчук и магазина компьютерной техники UShop друга Бакальчуков Вячеслава Латыша. В оформлении первого сайта Wildberries UT Design использовала энергичный фиолетовый цвет. Он станет для компании фирменным.

Бакальчук планировал и дальше развивать этот бизнес. В 2005 году ему предлагали инвестировать в провайдера. Но в конце 2006 года Фадеев нашел щедрого покупателя, рассказывает другой собеседник. Сделку с компанией NetByNet, пятым по величине московским провайдером, крупнейшим акционером которого на тот момент был «Газпромбанк», закрыли осенью 2007 года. Тогдашний руководитель NetByNet Вадим Курин, сейчас управляющий партнер фонда Zoom Capital, рассказал, что UTech был оценен в сумму менее 10 миллионов $.

Бакальчук, по словам Курина, свою часть получил деньгами, Фадеев — деньгами и акциями NetByNet.

Директор по развитию Wildberries Вячеслав Иващенко утверждает, что ни прибыль UTech, ни деньги, вырученные от продажи доли в бизнесе, в Wildberries не вкладывались. Прибыли интернет-провайдер, по словам Иващенко, не приносил. Данные СПАРК — информационно-аналитической системы о компаниях, говорят об обратном.

Другой собеседник, наблюдавший за становлением Wildberries, утверждает, что Бакальчуки с самого начала занимались не только вещами из каталогов вроде Otto или Quelle. По его словам, они продавали одежду в секонд-хенде в ТЦ «Динамит» в районе Выхино-Жулебино. Он позиционировался как точка с 1000 моделями ношеной одежды, купленной в Европе. Часть вещей распространяли через сайт. В 2003 году адрес ТЦ был указан в контактах каталога D-Luxe, сделанного студией UT Design Бакальчука и Фадеева. В Wildberries утверждают, что этот магазин не имел отношения к компании.

В «Динамите» Владислав Бакальчук мог познакомиться с будущим бизнес-партнером Сергеем Ануфриевым, на тот момент сотрудником расположенного в этом ТЦ фитнес-клуба Universal Gym. Его основал популярный стриптизер и бодибилдер Сергей Глушко (Тарзан). Он сказал, что помнит Ануфриева, но близко с ним не общался.

Руководитель одного из крупнейших в середине 2010-х интернет-магазинов одежды рассказывает, что большую долю товаров тогда в его бизнесе, как и у Wildberries, составляли так называемые «ликвидационные закупки». Например, некий бренд накопил большие товарные остатки. Или у него возникла партия, которую по каким-то причинам не хочется ставить в обычную розницу. На такие распродажи пионеры российского e-commerce специально ездили в Европу. К тому же распространенным явлением в те годы был серый импорт.

Татьяна Бакальчук

Директор по развитию Wildberries Вячеслав Иващенко не стал отвечать на вопрос о том, как Бакальчуки и Ануфриев стали партнерами, подтвердив лишь, что «Adidas стал одной из первых компаний, с которой стали сотрудничать в качестве поставщика товаров». В Adidas на запрос The Bell не ответили. Вещи выставили с дисконтом 45-50% к ценам в фирменных магазинах бренда, вспоминают люди, которые наблюдали за Wildberries в то время.

Судьбоносная партия стоила от 1 до 5 миллионов $. Вложил ли Ануфриев свои деньги, неизвестно. Занимался ли он бизнесом до Wildberries, установить не удалось, а сам он от общения после долгих раздумий отказался.

Так или иначе, спустя несколько лет СМИ уже представляли Ануфриева совладельцем Wildberries. «Паритетно владеет компанией с супругами Бакальчук», — писала о нем, к примеру, газета «РБК». «Основателем и владельцем компании является Татьяна Бакальчук. Компания не вела работу со СМИ, поэтому мы не уделяли большого внимания должностям в прессе, — прокомментировал это обстоятельство Иващенко. — Присоединившись к компании, Сергей Ануфриев активно развивал и развивает важные направления нашего бизнеса: логистику, службу доставки».

Ануфриев выстраивал и службу безопасности Wildberries, а также участвовал в проблемных переговорах с партнерами. Сейчас он соучредитель работающих с Wildberries курьерских фирм «Парсэна», «Кронштадт», «Валлар» и «дочки» Wildberries «ВБ Технологии». Через Wildberries продается одежда марки Inferno владельца одноименного тренажерного клуба Ивана Водянова, который ведет с Ануфриевым YouTube-канал. «Ануфриев бодибилдер и видит свою самореализацию именно в этом», — рассказал бывший сотрудник Wildberries.

Около года вещи Adidas составляли основу ассортимента, потом к ним добавилась продукция таких брендов, как Esprit, S.Oliver, Tommy Hilfiger, LTB, Nike, Puma, Levi’s, Mustang, Mexx, Geox и других. Но и в 2009-2010 годах Wildberries оставался рядовым онлайн-магазином, сборной солянкой, следует из покупательских отзывов того периода. Некоторые покупатели жаловались, что в реальности вещи выглядят не так, как на фото, отмечали задержки в работе доставки, а хвалили Wildberries за хороший call-центр.

На первую прибыль Бакальчуки сняли офис в деревне Мильково Московской области, где до сих пор зарегистрирован юридический адрес компании. Это делает ее областным налогоплательщиком. «Переезжать» в Москву компания пока не собирается.

В 2010 году без участия Ануфриева в Wildberries не решался ни один финансовый вопрос, вспоминает бывший сотрудник компании: «Татьяна Бакальчук занималась текучкой, у нее даже не было отдельного кабинета. Если она возражала Ануфриеву, он мог ответить: «Я же сказал: делаем так». И никто уже не спорил. Он мог указать, каких поставщиков взять, как вести маркетинг — что угодно. Установил, по совету знакомых из полиции, полиграф, велел прогнать через него всех сотрудников».

Татьяна Бакальчук об этом периоде вспоминает так: «Почувствовали, что люди стали рассматривать интернет-торговлю как реальную альтернативу походу в магазин, но нужно было добиться стопроцентной выполняемости заказов, а работа с каталогами такой гарантии не давала. Мы начали искать, обратились к дистрибьюторам известных европейских марок, которые на тот момент продавались в России».

Ни у Бакальчуков, ни у Ануфриева на тот момент не было четкого представления, как развивать бизнес, делится наблюдениями бывший сотрудник. Одной из так и не реализованных в полной мере идей был запуск собственной торговой марки.

В первые годы компания сталкивалась с множеством типичных для этого бизнеса проблем — большую часть товаров закупали у поставщиков без минимальной отсрочки платежа, а «Почта России» систематически теряла, задерживала или доставляла поврежденные посылки, покупатели жаловались на брак и контрафакт.


За счет чего бизнес Wildberries начал расти быстрее рынка

Взлет Wildberries обеспечили два ключевых решения: компания ввела бесплатную доставку — первой на рынке и начала максимально быстро охватывать страну пунктами выдачи заказов (ПВЗ) с примерочными.

Другие онлайн-ритейлеры, вспоминает Татьяна Бакальчук, делали доставку бесплатной на время акций, но отменить плату никто не решался — не сошлась бы экономика. Бакальчук признает, что доходы Wildberries из-за этого решения на какое-то время просели, зато выросло число заказов.

Другие маркетплейсы собирают заказы на одном складе или свозят из нескольких складов и упаковывают в одну коробку, которая и едет к покупателю. Wildberries сразу везет вещи в пункты-примерочные, а к обороту невыкупленных товаров подходит гибко: может оставить их на какое-то время, перевезти в другой пункт выдачи или назад на склад. Так компания снизила расходы по самой убыточной категории — «возвратной логистике».

Так же гибко подошли и к приему товаров от поставщиков. Они могут оставить его в пунктах приемки в Нижнем Новгороде, Липецке, Волгограде, Красноярске, Брянске, Архангельске, Ульяновске, Курске, Белгороде, Ярославле, Симферополе, Уфе, Владикавказе, Рязани и многих других городах, и оттуда товар привозят на склады. Поставки в другие страны идут в основном со складов, названных приоритетными для той или иной страны: например, в Белоруссию — из Санкт-Петербурга, в Казахстан — из Новосибирска, объясняют поставщики. Это мотивирует их работать с Wildberries, поскольку сокращает время ожидания при сдаче товара и расходы на его доставку.

Почему по тому же пути не пошли конкуренты — например, KupiVIP, один из лидеров середины 2010-х? Основатель этого маркетплейса Оскар Хартман отказался говорить о Wildberries. Исследователь рынка e-commerce, знакомый с Хартманом, пересказал его точку зрения, которой он делился в разговорах с коллегами: «Без внешних инвестиций в e-commerce можно обойтись — но тогда вы будете расти медленнее рынка. При росте вместе с рынком можно реинвестировать для расширения возможностей. Чтобы расти быстрее рынка, как было у Wildberries, не обойтись без вложений».


Первый собственный склад под Москвой Wildberries построил в 2016 году, выкупив 25 га в индустриальном парке «Коледино» в Подольском районе Московской области. Эксперты Knight Frank оценивали сделку в 375 миллионов рублей и стоимость строительства склада площадью 135 тыс. кв. м в 3,5 миллиарда рублей. В компании никогда не объясняли, почему выбрали именно эту локацию. В августе 2019 года склад расширили, инвестировав еще 12,5 миллиарда рублей.

Директор по развитию Wildberries Вячеслав Иващенко передал The Bell, что инвестиции в строительно-монтажные работы на двух собственных складах Wildberries в Коледино в Московской области и в Зеленодольске в Татарстане, а также в открытие пунктов выдачи заказов составили 8,2 миллиарда рублей без учета стоимости складского оборудования и автотранспорта. Всего у компании 13 складов общей площадью 400 тыс. кв. м.

При этом представители из других маркетплейсов дают вдвое-втрое большие оценки, вплоть до 30 миллиардов рублей. По словам одного из них, только склад Wildberries в Казани должен был потребовать вложения 5-6 миллиардов рублей, из которых половина, по данным его коллег по рынку, бралась в кредит, половина финансировалась за счет собственных средств. Ранее только инвестиции в склад в Коледино назывались на уровне 16 миллиардов рублей.


Сколько у Wildberries долгов, и как такой уровень закредитованности оценивают финансовые аналитики

Компаний, выросших до масштаба Wildberries без внешних инвестиций, в России почти нет. В разные годы компания вела переговоры со многими, рассказывает ее бывший сотрудник, но ни с кем не договорилась. Одним из самых активных потенциальных инвесторов был фонд Baring Vostok. Сейчас Татьяна Бакальчук говорит, что принципиальная позиция основателей — никаких инвесторов.

«У интернет-торговли, как, впрочем, и у всей торговли в целом, по мере взросления появлялись проблемы с обороткой: нужно было как-то покрывать разрывы платежей, а банки кредитовали только под залог, — вспоминает Александр Иванов из НАДТ. — Неликвидным считалось практически все. Лучшим залогом была недвижимость. Под нее банки еще могли что-нибудь дать. Но рынок интернет-магазинов только появился, ни у кого не было складов, закладывать было фактически нечего».

А чтобы обзавестись недвижимостью, которую потом можно было бы заложить, нужны были или инвестиции, или кредиты. Как Wildberries удалось выйти из этого замкнутого круга?

Первая кредитная линия у Wildberries появилась в 2010 году. На вопросы о залогах и поручительствах в компании не ответили, настаивая, что Wildberries развивался на собственные средства, а значительной потребности в кредитах никогда не было.

Первые данные о кредитах и займах Wildberries отражены в базе СПАРК только за 2014 год: 2,5 миллиарда рублей при собственном оборотном капитале в 1,5 миллиарда. Через два года оборотный капитал вырос до 3,3 миллиардов, к 2018-му — до 4,7 миллиарда, а по итогам 2019 года составил 17,7 миллиарда рублей.

Основной кредитор Wildberries — банк «ВТБ», утверждает бывший федеральный чиновник, знакомый с отраслью e-commerce. Но компания активно кредитуется и в других банках, у нее высокий совокупный долг, сказал он. Расчетный счет Wildberries тоже открыт в «ВТБ». Маркет входит и в программу лояльности «ВТБ», а в прошлом году Татьяна Бакальчук участвовала в инвестфоруме «ВТБ Капитала» «Россия зовет». В пресс-службе «ВТБ» сказали лишь, что Wildberries — клиент «ВТБ» с 2006 года, а параметры кредитных соглашений в банке не комментируют как клиентскую информацию.

Частично кредитование Wildberries отслеживается по заложенным платьям и сумкам со склада компании в Подольске: в 2014-2015 годах компания закладывала их на 250 миллионов рублей по кредиту в «Сбербанке», в 2016 году — на 102 миллиона рублей в Московском кредитном банке, закрыв этот кредит за год. Но эти объемы несравнимы с показателями займов из бухгалтерской отчетности.

В «Сбербанке» сообщили, что сотрудничают с Wildberries с 2011 года, банк — один из кредиторов компании и предоставляет ей продукт «Интернет-эквайринг». В Wildberries сказали, что кредитуются в нескольких банках и не имеют крупнейшего кредитора.

По опубликованной отчетности ООО «Вайлдберриз» 2015-2019 годов видно, что операционная деятельность компании финансировалась в основном за счет кредиторской задолженности, то есть за счет поставщиков товаров, поясняет управляющий партнер Antero Group Юрий Алейников. В 2015 году этот показатель составлял 8 миллиардов рублей и затем ежегодно увеличивался до 11, 14, 20 миллиардов рублей. На то, что компания работала именно по такой бизнес-модели, указывает и то, что оборотные активы ООО «Вайлдберриз» в этот период были немногим больше кредиторской задолженности и составляли 10 миллиардов рублей, затем 15, 18, 25 миллиардов рублей. При этом дебиторскую задолженность, то есть задержку оплаты со стороны покупателей, можно назвать минимальной, учитывая оборот компании в сотни миллиардов, отмечает эксперт: до 2 миллиардов рублей вплоть до 2017 года, 5 миллиардов рублей в 2018 году.

Прирост долговой нагрузки Wildberries за 2019 год составил 12,8 миллиарда рублей, отмечает Алейников. Компания взяла кредиты на 73,8 миллиарда рублей, из которых 60,9 миллиарда рублей выплатила.

Банковские кредиты в 2019 году могли, в частности, понадобиться для строительства новых складов. После открытия склада в Коледино в 2019 году показатель «основные средства» — это как раз активы вроде складов, распределительных центров или оборудования — увеличился до 6,2 миллиарда рублей. Годом ранее он составлял 3,1 миллиарда рублей, а в предыдущие годы был на уровне 1 миллиарда.

Сделать выводы о финансовой эффективности компании без консолидированной отчетности сложно, говорит старший аналитик «Газпромбанка» Марат Ибрагимов, но замечает, что финансовое положение головной компании «сопряжено с риском краткосрочных нарушений платежеспособности, так как источник финансирования оборотных средств — краткосрочные займы и кредиторская задолженность, а также недостаток долгосрочных источников финансирования».

Wildberries сообщили, что компания использует краткосрочные займы, поэтому в течение года вынуждена гасить их, затем при необходимости получать снова, а сама кредитная нагрузка находится на комфортном для компании уровне. Комментировать конкретные показатели отчетности в компании отказались.


Что дальше

После волны публикаций о selfmade-предпринимателе Татьяне Бакальчук в 2018 году ее начали приглашать на публичные встречи с чиновниками и министрами. В 2019 году, когда компания запустила сайт для торговли в Европе и начала строить распределительный центр в Словакии за 200 миллионов евро, об этом объявлял лично министр промышленности и торговли Денис Мантуров. После этого на закрытых совещаниях с предпринимателями отрасли е-commerce он не раз хвастался, что «поддерживал Wildberries еще до того, как это стало трендом», рассказывает участник тех совещаний.

Открыто говорил, что поддерживает Wildberries, и Михаил Мишустин, тогда еще возглавлявший налоговую службу. Осенью 2019 года Бакальчук и Мишустин объявили, что Wildberries — первый ритейлер, который переходит на систему налогового мониторинга. При ней у налоговой есть онлайн-доступ к отчетности компании, поэтому традиционные проверки заменяются дистанционным взаимодействием.

На публичные мероприятия с замминистра промышленности и торговли Виктором Евтуховым всегда приходила Татьяна. Но на закрытых совещаниях появлялся и Владислав. Поначалу некоторые участники совещаний даже не понимали, кто это. В конце 2019 года на Владислава переоформили символический 1% ООО «Вайлдберриз», до этого полностью принадлежавшего Татьяне, по одной из версий — чтобы официально подтвердить его статус соучредителя для походов на подобные встречи.

Wildberries даже пришлось создать в своей структуре GR-отдел. В 2019 году его возглавил Армен Манукян. До этого он курировал развитие экспорта по каналам электронной торговли в Российском экспортном центре в команде Михаила Мамонова, который с 2018-го по начало 2020-го занимал пост замминистра связи. Он лоббировал интересы Wildberries при обсуждении логистики китайских товаров в России в Европейской экономической комиссии. Мамонов передал, что участвовал в таких обсуждениях только в целом по рынку и никогда не действовал в интересах какой-либо компании.

Как минимум Татьяна Бакальчук добилась того, что почти весь рынок ввел предоплату по банковским картам. Если бы конкуренты на это не пошли, маркетплейс №1 рисковал бы уступить им часть клиентов. Бакальчук объединила почти все маркетплейсы и предложила им коллективно сделать оплату картой единственным способом заказа под эгидой исключения контакта с курьером из-за коронавируса. В результате Wildberries выиграл и увеличил число заказов, говорит один из аналитиков рынка.

Рассказывая об этом нововведении, Бакальчук сделала еще одно, неожиданное, заявление: предложила продуктовым магазинам закрыться. «Во-первых, мы обращаемся к фуд-ритейлерам: пожалуйста, не лукавьте, прикрываясь постановлением, что вы и так делаете все, чтобы обеспечить как можно меньший контакт между людьми в ваших торговых залах, — настаивала Бакальчук. — Мы все прекрасно знаем, что сейчас творится в магазинах. Мы предлагаем вам присоединиться к нам и перевести все ваши магазины в режим пунктов выдачи заказов».

Под видеообращением основательницы Wildberries появились сотни возмущенных комментариев покупателей. Три собеседника на рынке e-commerce, двое из них были участниками объединения маркетплейсов, собранного Бакальчук, сказали, что не знали о ее плане включить в заявление от имени отрасли такой призыв. «Партнеры из офлайновой розницы тут же начали обрывать нам телефоны, спрашивать, что происходит, почему мы хотим их закрыть и заговор ли это? А мы сами были в шоке, мы под этим не подписывались», — рассказывает один из собеседников.

В Wildberries сообщили, что «данная инициатива обсуждалась и была реализована совместно с компаниями, входящими в Ассоциацию компаний интернет-торговли». Собеседник The Bell на рынке, близкий к Wildberries, сказал, что Бакальчук имела в виду, скорее, необходимость развивать онлайн-торговлю, но ее призыв неверно трактовали.

«Татьяна почувствовала себя рупором отрасли, — говорит другой собеседник. — Потом я спросил ее: «Как отреагировали в министерстве?». Потому что мои знакомые оттуда утверждали, что это был ее самовольный шаг, и он никого из чиновников не порадовал. Но она ответила: «Были довольны!». Так уверенно, как будто ее изначально попросили высказать именно эту мысль. Может быть, хотели прощупать почву в плане реакции населения и рынка?».

Недавно Татьяна Бакальчук попросила поддержать новый проект Wildberries уже непосредственно Владимира Путина. Речь идет об открытии технопарков с полной инфраструктурой для малого и среднего бизнеса: цеха, шоу-румы, склады, логистика и прочее, каждый из которых будет стоить от 2,5 до 7,5 миллиарда рублей. За последние две недели компания зарегистрировала «дочку» для запуска первого технопарка в Иваново, создала еще одну «дочку» по разработке ПО в Сколково и подала заявку на регистрацию собственного товарного знака Wb Pay. Комментировать, является ли это платежным сервисом, в компании отказались.


Источник фотографий: forbes.ru

Подписаться на рассылку WE project!

Мы пишем о том, что помогает сориентироваться в новом мире и выбрать то, что нужно именно вам.