Как 9 лет назад открыть первый барбершоп Chop-Chop и вырасти в сеть из 90 точек по миру - статьи, истории, публикации | WEproject

Порекомендовать героя

WE важно, кто рядом с нами и нашими семьями. МЫ стремимся делать так, чтобы вокруг нас были надежные люди, которым можно доверять. Рекомендуя людей, обратите внимание на наши ценности и ориентиры.

    Наши люди WE:

  • Наш Человек стремится создавать то, что улучшает жизнь людей

  • Наш Человек в общении с окружением честен и справедлив, порядочен и верен

  • Вы доверяете ему и уверены в его искренности

  • Наш Человек живет полной жизнью: любимая семья, достойное окружение, любимое дело, интересное хобби

  • Наш Человек всегда идет вперед и развивается

  • Наш Человек неравнодушен и готов вместе с нами создавать добрые дела

Далее
Порекомендовать героя

Выберете одну или нескольо рубрик, в которую вы рекомендуете человека


Закрыть поиск
ВАША ЗАЯВКА ПРИНЯТА

Спасибо за неравнодушие!
Нам важно узнавать о достойных людях, чтобы рассказывать о них городу!

Вернуться на главную

Подписаться на рассылку

Array
(
    [SRC] => 
    [WIDTH] => 0
    [HEIGHT] => 0
)
kak-9-let-nazad-otkryt-pervyy-barbershop-chop-chop-i-vyrasti-v-set-iz-90-tochek-po-miru

Философия дела

Как 9 лет назад открыть первый барбершоп Chop-Chop и вырасти в сеть из 90 точек по миру
12301

Алексей Ермилов

родной город — Москва, совладелец Chop-Chop

05.06.2019

Как 9 лет назад открыть первый барбершоп Chop-Chop и вырасти в сеть из 90 точек по миру

Название компании: сеть барбершопов Chop-Chop

Год основания: 2011


Как все начиналось


Идея пришла органическим образом. К тому моменту с одним из совладельцев у нас была небольшая домашняя студия татуировки. В какой-то момент клиентов стало настолько много, что стало некомфортно объединять быт и работу. Поэтому мы подумали, почему бы нам не переехать в свое помещение и организовать нормальный бизнес. И мы подумали добавить к этому мужскую парикмахерскую.

Тогда в приложении к газете New York Times вышла полоса, которая называлась «Ренессанс барбершопа». На картинке был мужчина с нафабренными усами и в жилеточке. Речь шла о том, что в Нью-Йорке начали появляться мужские парикмахерские нового образца. В России традиция таких парикмахерских была утрачена. Но в Америке пошел тренд — это было модно и классно. Я захотел эту картинку перенести в Россию. С партнерами мы были знакомы до этого — с Данилой работали в интернет-издании GQ, а с другим-партнером делали татуировки.

IMG_5161.JPG

Мы ничего не понимали в бизнесе, не знали даже, где нам взять откидывающиеся кресла. Самое главное, мы не знали, где найти такого парикмахера. Люди, к которым мы ходили на стрижку, были классическими стилистами начала 2000-х. И проблемой стало найти персонал, который хорошо считывал бы нашу идею.

Большая часть людей крутила пальцем у виска, их можно было понять. Они справедливо считали, что все деньги в этом виде бизнеса делаются на женщинах. Но это в силу того, что мужских парикмахерских тогда еще не было. Эту возможность надо было разглядеть, что мы и сделали.

На этапе создания помогло то, что мы нашли помещение на следующий день после того, как ударили по рукам и решили начать бизнес. Мы написали в Facebook, что нам нужно помещение. На следующий день нам скинули контакты человека, который искал арендаторов в небольшую студию в самом центре Москвы. Это не дало нам возможности одуматься и сделать шаг назад. Мы сняли помещение за 60 000 рублей, на тот момент это были копейки.


Посыл клиенту


IMG_6833.jpg

Самое главное — создать контекст. Нельзя просто выйти на рынок и сказать парням ходить в место, где мужчины будут стричь мужчин, и это будет называться барбершоп, а не салон красоты, куда они ходили всю жизнь. Для этого надо создать некую рамку, в которую человек, если захочет, то сможет себя вписать. Он должен увидеть себя в кресле барбершопа.

Самое главное — создать контекст


Поэтому мы начали еще до открытия раскачивать группу в социальных сетях. Выкладывали фотографии классных мужчин, вели рубрику «Наш человек». Про стрижки ничего не рассказывали, потому что никто из нас троих не парикмахер. Мы заходили через стиль и образ жизни. И показывали фото процесса строительства нашей парикмахерской. В то время в социальных сетях можно было бесплатно построить небольшую бизнес-империю. Если ты делал хороший контент, то на тебя обращали внимание. И к моменту открытия у нас уже была запись на неделю вперед.

Первым клиентам барбершоп был в диковинку, но, с другой стороны, это импульсная аудитория, которая открыта новому. У нас все было по-простому. Мы открыли парикмахерскую, чтобы избавиться от церемонности, которая царила в салонах красоты. Мы сами встречали каждого посетителя, наливали ему кофе, усаживали в кресло, объясняли, кто мы такие. Клиенту должно было быть комфортно. И мы надеемся, что нам удалось передать и сохранить атмосферу беззаботности. Из одной парикмахерской в Москве мы выросли в 7, плюс по всему миру больше 90 точек.


Путь к успеху


Нас не с чем было сравнивать, потому что мы были единственной подобной парикмахерской на рынке. Бизнес строился от проблемы — не было возможности нормально подстричься. И мы открыли парикмахерскую, в которой мастер знал, что такое классические мужские стрижки, а клиентов не отпугивала церемонность и пафосность салонов красоты.

В России были стилисты, которые круто стригли, но не понимали, как вести себя в новых обстоятельствах. Мы нашли парня — Колю Риш, он был классическим парикмахером, но при этом тянулся к модному и классному. И мы предложили ему такое. Он нашел нам мастеров, и к открытию у нас было четыре барбера.

Chop_chop4710.jpg

Наш путь прошел гладко, мы органически решали все проблемы роста. В какой-то момент у нас возникла потребность расширяться, потому что запись стала на две недели вперед. В Москве есть проблема малого бизнеса — невозможно найти хорошее подходящее помещение. Место под вторую парикмахерскую мы искали два месяца, и для следующих мест срок увеличивался. Затем нам написали письмо с просьбой продать франшизу в Санкт-Петербург. Мы даже не знали, что такое франшиза, и случайным образом она у нас появилась.

Задача любого большого бизнеса — становиться еще больше


Задача любого большого бизнеса — становиться еще больше. Как только ты начинаешь расти, у тебя нет возможности сделать шаг назад. Мы открываемся в Европе, например, недавно у нас появилась парикмахерская в Праге. Хотим открыться в Берлине и США. Мы зарегистрировали компанию и рассчитываем, что в этом году начнем что-то предпринимать.


Деловые советы


Сейчас в России и Казахстане переизбыток бизнес-форматов. И чтобы выстрелить с чем-то новым, нужно знать, как устроен рынок, экономика, маркетинг, социальные сети. Тогда можно было набивать себе шишки в условиях малой конкуренции. Сейчас все гораздо сложнее и бизнес-курсы реально работают, без них никак.

Мы обладали предпринимательским безрассудством. Предпринимать — это выходить из зоны комфорта. У нас была хорошая зарплата, офис, модная работа, но мы решили, что не хотим в 40 лет ходить в офис и получать деньги на карточку. Мы хотели сами распоряжаться собственным временем и средствами. Для этого нужна смелость.

Когда строишь бизнес, то не можешь сказать себе «стоп». Тебе нужно каждый день что-то улучшать, система постоянно ломается. Тебе всегда кажется, что все не идеально, потому что идеального нет.

KAY04956 — копия.jpg

Самое главное — знать, как картинку вашего бизнеса принести в реальность. Нужно четко понимать, за счет чего ты сможешь реализоваться, чем будешь отличаться от других проектов. Стоимость денег становится больше, и риски гораздо выше, чем были тогда.


Распорядок дня


Распорядок дня теперь выстраивается органическим образом. У нас появились офисные сотрудники, у которых есть свои задачи. Когда у тебя собственный бизнес, то появляется больше свободного времени.

Но сейчас для нас, владельцев, все превращается в скучную работу по управлению невидимым бизнесом. Потому что физически невозможно объехать все парикмахерские. Плюс появляются франшизы и все то, что мы выстроили в рамках экосистемы. У нас есть линейка косметики и академия парикмахерских стрижек. Эти вещи не требуют личного присутствия, а больше требуют умозрительной работы, стратегического планирования.