АРТЕМ И ПОЛИНА ТЫРИНЫ / МУЗЫКАЛЬНАЯ СТУДИЯ ACOUSTIC | Семейное дело на WEproject

Порекомендовать героя

WE важно, кто рядом с нами и нашими семьями. МЫ стремимся делать так, чтобы вокруг нас были надежные люди, которым можно доверять. Рекомендуя людей, обратите внимание на наши ценности и ориентиры.

    Наши люди WE:

  • Наш Человек стремится создавать то, что улучшает жизнь людей

  • Наш Человек в общении с окружением честен и справедлив, порядочен и верен

  • Вы доверяете ему и уверены в его искренности

  • Наш Человек живет полной жизнью: любимая семья, достойное окружение, любимое дело, интересное хобби

  • Наш Человек всегда идет вперед и развивается

  • Наш Человек неравнодушен и готов вместе с нами создавать добрые дела

Далее
Порекомендовать героя

Выберете одну или нескольо рубрик, в которую вы рекомендуете человека


Закрыть поиск
ВАША ЗАЯВКА ПРИНЯТА

Спасибо за неравнодушие!
Нам важно узнавать о достойных людях, чтобы рассказывать о них городу!

Вернуться на главную

Подписаться на рассылку

Array
(
    [SRC] => 
    [WIDTH] => 0
    [HEIGHT] => 0
)
artem-i-polina-tyriny-muzykal-naya-studiya-acoustic

Семейное дело

АРТЕМ И ПОЛИНА ТЫРИНЫ / МУЗЫКАЛЬНАЯ СТУДИЯ ACOUSTIC
4058

11.12.2014

АРТЕМ И ПОЛИНА ТЫРИНЫ / МУЗЫКАЛЬНАЯ СТУДИЯ ACOUSTIC

В браке: 3 года

Семейное дело: музыкальная студия Acoustic

Сфера деятельности: музыка, образование

Год основания: 2012

Стартовый капитал: 1 млн тг

НАША ИСТОРИЯ. КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ



Артем: Мы познакомились, когда я, будучи капитаном команды по альпинизму, вез астанинскую команду на соревнования в Баян-аул. Организаторы соревнования поставили очень интересное условие – каждая команда должна привезти с собой барда. Туристское многоборье включается в себя и пеший, горный, водный туризм, поэтому нужен был бард. А у меня была хорошая знакомая, Ольга Юдина, она занималась организацией этого фестиваля и она мне сказала, что знакома с одной хорошей девочкой. Это как раз и была Полина. Полина в том году стала лауреатом астанинского международного фестиваля по бардовской песне. Так мы с Полиной встретились, познакомились и поехали вместе на соревнования.

Перед тем, как пожениться и создать семью мы встречались пять лет. У нас разница в возрасте почти семь лет и, когда мы познакомились, Полине было 15, она училась в политехническом колледже, по специальности туризм.

Полина: У меня такое ощущение, что я с самого первого дня замужем. Не было никакого дискомфорта. Мы много времени проводили вместе до свадьбы. Мы разные, но я думаю, наше различие проявляется во внутренних ощущениях, дисциплине. Мы прожили большое количество времени вместе, и я формировалась в зависимости от его мнений и взглядов. Если честно, у нас не возникает никаких конфликтов, мы всегда друг с другом солидарны.

Артем: В браке мы три года, но вместе уже восемь лет, и за это время мы, ни разу не поругались. Если возникали какие-то разногласия, то такие вещи мы на корню пресекали.

У нас общие интересы. Мы росли в похожих семьях. У меня отец туристом был, у Полины родители любят активный отдых и она с детства на природе, в палатках.

Полина: Когда я заканчивала колледж по специальности туризм, я понимала, что я не хочу работать в турагентстве или гостинице. При этом я уже тогда как-то зарабатывала музыкой, мой преподаватель помогал мне находить учеников, и я немного их обучала. У Артема тогда был уже свой бизнес, и он предложил найти кабинет, чтобы я могла там преподавать. Но никаких мыслей о студии еще не было. Мы пролистали объявления, нашли помещение, сразу поехали смотреть и тут же арендовали его. Сделали небольшой ремонт.



Артем: В этом я нахожу свое увлечение. Кто-то любит писать картины, кто-то лепить скульптуры, а я люблю делать ремонт.

Полина: Весь четвертый курс я бегала между этим кабинетом и учебой. Потом мы уехали в Индию на два месяца. Из путешествия мы вернулись перед самым Новым годом.

Артем: Тогда я начал настаивать на том, чтобы расширять начатое дело, потому что были клиенты, и был спрос. Я говорил о том, что нужно создать команду, чтобы в следующий раз, когда придется уезжать, не пришлось бы все закрывать, а был кто-нибудь, на кого можно все оставить.

Полина: Было трудно найти подходящую команду, так как я сама была не уверена в себе. Но потихоньку люди приходили и оставались работать с нами.

Затем мы сменили еще несколько кабинетов. И с 2012 года студия работает в окончательном формате. То есть работаю не я одна, у нас полноценный коллектив. Сейчас он состоит из 10 человек. На сегодня мы функционируем как частная музыкальная школа. У нас около ста учеников. К 2012 году сформировалась материальная база. Гитары и фортепиано – это все мое. Это был не бизнес, где мы расписывали план или было сильное спонсорство, кредиты, банки или инвесторы. Все строилось на желании найти занятие для себя. Никогда не было мысли зарабатывать определенные суммы.

Мой муж на сегодняшний момент выполняет три функции: вдохновляющая, консультирующая и хозяйственная. Ничего бы не получилось без его помощи.

Артем: Я всегда думаю над тем, как бы улучшить нашу студию. Прикидываю, какая нужна мебель, замеряю, что-то чиню. Но, в работу с коллективом я пытаюсь не вмешиваться, потому что считаю, что руководитель должен быть один. Это тяжело, когда тебе с одной стороны кто-то говорит одно, а с другой – другое. Даже если я что-то замечаю, то потом Полине сам говорю об этом.

НАШИ ПРИНЦИПЫ И ТРАДИЦИИ

Полина: Единственный принцип, который я могу проследить в своей работе и в нашей жизни: создание комфортной обстановки и получение удовольствия. Мы все хотим делать так, чтобы было комфортно, приятно и хорошо.



Артем: Я знаю, что за какую бы работу она ни взялась, она выполнит ее «на отлично». Но я хотел быть уверенным в том, что она сама будет получать удовольствие от работы. Я видел, что музыка — это ее призвание. И сейчас она даже организовывает концерты, фестивали.

Полина: Процесс обучения всегда должен сводиться к показу того, чему ученик научился. И каждый раз с этим возникает проблема, потому что концертные залы – это не для тех людей, которые еще учатся. Им нужны маленькие и дружелюбные аудитории, а такие площадки найти в Астане очень трудно, из-за большого уровня коммерциализации. Но нам повезло, мы нашли подходящих людей. Совместно с владелицей одного из заведений города мы провели конкурс акустического исполнения среди молодежи. Мы отобрали 20 номеров, и среди них было 5 от наших учеников. После этого конкурса мы поняли, что поющей молодежи в нашем городе много, но дело в том, что они не могут найти площадку для реализации своих талантов. Я с радостью готова продолжать организовывать подобные мероприятия, но для этого нужна хорошая площадка.

Тема акустической музыки очень близка мне. Это отражено даже в названии нашей студии «Acoustic». Я не помню момент, когда мы придумали его, потому что эта мысль появилась еще в одном из тех первых кабинетов. Название нашей студии связано с моими предпочтениями, потому что я люблю живую музыку. Я сама пою под гитару и для меня это эталонная музыка. Мне хочется, чтобы все это поняли. Даже мировые тенденции сейчас показывают, что живая музыка возрождается.

Наша студия — своеобразная музыкальная школа, но, в то же время, сильно от нее отличается. Музыкальные школы работают только с детьми. Десятилетнего ребенка уже не пустят в такую школу. Потому что она нацелена на то, чтобы получить системного музыканта. В дальнейшем предполагается, что он продолжит получать музыкальное образование в высшем учебном заведении. Большая часть детей, которая ходит в музыкальную школу, не имеет таких планов. И это вечный конфликт – с одной стороны родители хотят, чтобы ребенок занимался музыкой, с другой стороны понимают, что там большая нагрузка.

В нашей школе занятия только индивидуальные. Наша задача, в отличие от музыкальных школ, в которых никто не будет стараться преподавать интересно, заинтересовать ребенка. Я хочу, чтобы ребенок приходил на занятия и получал удовольствие. Это, конечно, очень сложно, потому что у десятерых детей, которые у меня занимаются, у всех абсолютно разные программы.



Артем: Наших будущих детей мы постараемся научить всему тому, что сами знаем. У Полины есть одни знания, а у меня другие. Дальше пусть сам выбирает. Скорее всего, мы будем предлагать ему участвовать в семейном деле, но вряд ли будем настаивать на чем-то.

НАШИ БУДНИ

Полина: Время моих занятий всегда расписано, у меня есть определенная сетка. Я знаю, в какие дни и во сколько у меня уроки, поэтому я знаю, в какое время мне нужно заняться другими делами. Времени на дом сейчас остается меньше всего

Артем: Мы не пропадаем на работе, часто мы проводим время на прогулках. Если это лето, то хочется покататься на велосипеде или после работы прогуляться в парке. У нас всегда есть, о чем поговорить, много идей, планов и во время прогулок мы все это обсуждаем, взвешиваем какие-то «за» и «против», рождаются новые идеи.

Полина: Я думаю, что временем можно распоряжаться лучше. Я пока только осваиваю эту технику.

НАШ ОПЫТ



Полина: Семейное дело имеет свои плюсы и свои минусы. Это хорошо, потому что твои партнеры — это твоя семья и этим людям можно доверять. Никто тебя не поддержит так, как семья. Но с другой стороны, конечно, есть и минусы, потому что все перемешивается: и семья и бизнес.

Артем: Чтобы в семье все было спокойно, мирно, а бизнес развивался, среди супругов обязанности должны быть четко распределены, иначе начнутся споры и недопонимания, ведь каждый считает, что прав именно он.

Полина: Мы планируем расширение, как в семейном, так и в деловом плане. Впереди мы видим только развитие. Для студии хотим помещение побольше, чтобы не было суеты, чтобы у каждого было рабочее пространство, хорошо оснащенное и со всем необходимым оборудованием. Я все время переживаю за преподавателей, думаю, что я могла бы сделать все лучше.

В отношении бизнеса нам помогал метод проб и ошибок. Мы учились на наших собственных шишках и граблях, и они же помогли мне собрать эффективную команду.

Артем: Когда человек приходит на собеседование, то стараешься смотреть не просто на его опыт или знания, а на отношение к работе. Есть люди, которые приходят, просто дают знания и все. Мы хотим видеть энтузиазм.

Полина: Музыка не терпит посредственного подхода. А в семейном плане, мне кажется, нет универсального рецепта создания счастливой семьи. Все мы разные, у всех разное понимание мира и, мне кажется, у каждого своя формула счастья.